Друг

7 748 подписчиков

Свежие комментарии

  • Элеонора Коган
    А Энтони спасибо за спасение чудесного малыша, белоснежного красавчика!!!Здоровья ему и счастья!!!!Мужчина не остави...
  • Элеонора Коган
    Самих бы этих тварей в мусорный бак.Мужчина не остави...
  • Элеонора Коган
    ак хорошо, что и мама и малыши Лило,Джаспер и Элайа нашли свои дома!!!И прекрасно, что малышей-котяток не разлучили!!!!Три котёнка ждали...

Почему их стало пять?

Почему их стало пять?

Почему кошку звали Ирка? А никто не знал, даже хозяева. Котенка им почти силой всучила незнакомая тетенька у метро: «возьмите малышку, вон какая хорошенькая, Иркой зовут, вы ей понравились!»

Так и получилось, что в самой обычной квартире самой обычной семьи появился самый обычный полосатый беспородный котенок с человеческим именем.

Надо сказать, прижилась в доме Ирка легко и просто. Быстро поняла назначение лоточка с песком, который стоял в углу туалета и согласилась использовать его по этому самому назначению и не грешить мимо.

А на дворе стояли 80е годы. Спокойные и мирные времена, когда люди еще не боялись отпускать кошек свободно гулять по двору. Гуляла и Ирка. Выбиралась через форточку на балкон, и по специально сооруженному для нее трапику спускалась во двор. Приходила довольная – ужинать и ночевать.

О стерилизации кошек в те времена никто еще слыхом не слыхивал. Холостили иногда котов, но редко. Кошек просто старались не выпускать на улицу во время гона.

Старались, но получалось не всегда. Так вот и стала Ирка мамой. По недосмотру.

Котят родилось трое. Все серенькие, полосатенькие, в маму. Довольно крепенькие и здоровенькие, качественные, в общем, котята.

Этим малышам на фотографии меньше двух недель, дней семь-восемь, наверное. Глазки еще не начали открываться, сами на кошек не очень-то похожи.
Этим малышам на фотографии меньше двух недель, дней семь-восемь, наверное.
Глазки еще не начали открываться, сами на кошек не очень-то похожи.

Ирка растила свой выводок, время от времени отлучаясь на прогулку – развеяться от хлопот материнства. Хозяева начали потихоньку выяснять у коллег, не нужны ли кому компактные домашние обезмышиватели со встроенным мурчальником.

Найти потенциальных хозяева для выводка удалось относительно легко. Малышам еще не исполнилось и двух недель, а их уже ждали в новых домах. Всех троих. А пока, в ожидании избавления от писклявой троицы, люди регулярно заглядывали в «гнездо» Ирки – коробку под кроватью, в которой жили котята.

Первым дивную весть принес Егор, единственный ребенок.

«Ирка родила еще двух котят. Теперь их пять!» - радостно сообщил он за ужином.

Родители посмеялись: ну какие новые котята? Кошки два месяца вынашивают малышей, она бы просто не успела.

Со слезами обиды на глазах Егор отстаивал свою правоту. В конце концов затребовал, чтобы все семейство прямо сию секунду шло считать котят в коробке.

Согласились в основном ради того, чтобы пресечь начинающуюся истерику у ребенка. Заглянули в коробку.

Нет, новорожденной малышни в коробке не прибавилось. Котята все одинаковые. Почти двухнедельные. Серенькие-полосатенькие. Пять штук.

Не веря своим глазам, пересчитали котят.

Пять. Три крепеньких, лоснящихся, и два тощеньких, жаленьких и заморенных.

Егор не выдумывал. Котят стало пять.

Пять так пять, еще двоим хозяева найдутся.

Но как? Откуда?

Родить и прятать все это время их Ирка не могла. Значит, как-то добыла, откуда-то принесла.

Но если здесь, вот в этой коробке, стало на двух котят больше, то ведь где-то же стало на двух котят меньше! Кого-то Ирка обездолила, ограбила, лишила детей.

Новых котят, понятное дело, оставили в коробке со своими. Куда их, слепеньких, с еще не открывшимися глазками, девать?

Но справки наводить начали. Одно дело, если Ирка стащила потомство у уличной кошки. А если в квартиру чью-то пролезла? Каково это – обнаружить, что из закрытой на ключ квартиры пропали котята?

Ответ на вопрос принес Егор. Воодушевленный тем, что смог доказать свою правоту, он решил полностью выяснить историю таинственного появления котят и провел целое расследование, подключив к нему всех знакомых детей.

Оказывается, недавно в подъезде соседнего дома появилась коробка с четырьмя слепыми котятами. Никто из взрослых не разрешил забрать малышей в квартиру. Живущие в подъезде дети по совету бабушки с лавки делали тюрю – размоченный в молоке хлеб, - завязывали в платки и выкладывали в коробку, чтобы малыши ели. На этой тюре котята продержались пару дней. Вроде, сосали котята эти платки с тюрей, ели, вроде, жили, но становились все более вялыми и жалкими. А потом нашли двоих мертвыми. Одного – вечером и еще одного утром. Стало ясно: тюрей малышей не спасти.

От безысходности дети не придумали ничего умнее, чем подманить и поймать первую попавшуюся кошку и отнести ее к котятам.

И – о, чудо! – у кошки оказалось молоко, и она согласилась покормить малышей.

Покормила, вылизала, а потом унесла. Сначала одного, потом другого.

Тайна была раскрыта. Почти раскрыта. Никто так и не узнал, откуда в подъезде вообще появилась коробка со слепыми котятами.

Оба Иркиных приемыша выжили. К моменту раздачи новым хозяевам были они несколько помельче своих молочных братьев и сестры, но здоровенькие, бодрые и игривые. Со временем выросли в самых обычных серых котеек, по внешнему виду и поведению которых невозможно было догадаться о перенесенных лишениях. Разве что привычка сосать тряпки присутствовала у обоих приемышей. Так она и у обычных, выращенных мамами котят встречается.

Да, вот так они и сосут тряпки. И не только тряпки. У знакомой вся шея была в синяках - кошка по ночам присасывалась как пиявка.
Да, вот так они и сосут тряпки. И не только тряпки. У знакомой вся шея была в синяках - кошка по ночам присасывалась как пиявка.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх