Друг

7 754 подписчика

Свежие комментарии

  • Виктория Виктория23 января, 18:24
    <i>Комментарий скрыт</i>Ледяной дождь лил...
  • Элеонора Коган23 января, 14:40
    Терри прелесть и ей нельзя на улицу.Ледяной дождь лил...
  • Элеонора Коган23 января, 14:40
    Помогите собачке.Ледяной дождь лил...

Венера ненавидела и боялась собак, но маленькая дворняжка в новый год подарила ей настоящее чудо

Венера ненавидела и боялась собак, но маленькая дворняжка в новый год подарила ей настоящее чудо

Коллажи: специально для этой истории - Елизавета Легостаева.  Фото для коллажей из личных архивов Натали Шумак, Татьяны Жуковой и из сети
Мы публикуем здесь рассказ из жизни. Сегодня вы узнаете, что даже если добро бывает зубастым и беспородным, это совсем не портит праздник, наоборот - делает его особенным!

Венера боялась собак до дрожи в коленях. С детства, когда ее довольно крепко помяла и укусила одуревшая от заточения в квартире и коротких прогулок – овчарка.

Одно из самых сильных воспоминаний дошкольного возраста: она лежит на спине, а над лицом огромная раскрытая пасть. И острая боль в руке, которой девочка загораживается, пытается оттолкнуть животное.

В тот раз хозяин успел, прибежал, оттащил пса. И потом к родителям Венеры владельцы ходили «извиняться/договариваться». Шрамов на предплечье и кисти со временем не осталось. Псина была здоровая, привитая. Уколы от бешенства делать не пришлось, только вакцину от столбняка. Владелец из соседнего подъезда позже гулял с овчаркой только в наморднике. И не спускал с поводка.

Но страх ребенка животное прекрасно чувствовало. При встречах во дворе Венера слышала хриплое рычание зверюги.

Так что не удивительно, что наша героиня росла противницей содержания в домашних условиях крупных собак. Нет, она не подписывала никаких протестных писем. Но не ходила в гости к друзьям собачникам.

И с парой молодых людей в юности рассталась именно потому, что у них были овчарки. Запах псины казался Венере самым отвратительным на свете. Даже хуже мерзкой помойки в жаркий летний день.

Жизнь продолжалась.

Венера закончила педагогическое училище. Пару лет отработала. Вышла замуж за Сергея, татарина по папе, по фамилии, но абсолютно русского по маме и воспитанию. С кучей энергичной православной родни.

Поэтому дома отмечали вперемешку: Пасху и Уразу Байрам. В зависимости от того, какие бабушка и дедушка нагрянут в гости. И со всеми остальными праздниками то же самое творилось. То есть полная чехарда. Не религиозная семья, с какого бока ни заглядывай.

Дети радовали. Их у Венеры и Сергея подрастало двое. Пятилетняя Таня и пятиклассник Тимур.

Венера после второго декрета накинулась на работу жадно. Все ее радовало: и проверки тетрадей, и занятия с отстающими. Видимо, засиделась дома за почти десять лет с маленьким в два года перерывом. В которые брала всего полставки в продленке, поэтому устать от школьной нагрузки и писанины отчетной не успела.

Огорчал один момент… Тимур и Таня, сговорившись, настойчиво просили щенка. Венера резко отказывала. Раз за разом. Месяц за месяцем. Дни рождения были поводом вымогать подарок. Венера ссорилась с сыном и дочерью, кричала, стыдила – без толку.

Дети продолжали клянчить. Более того, к ним (вот предатель) присоединился Сергей. Видимо, подкупленный успехами в школе и спорте у сына, а также задобренный умильными взглядами малявки, и ее же рисунками.

Например, наша семья в исполнении художницы выглядела так: в центре строгая мама, брови сдвинуты, вид недовольный, сбоку улыбается добрый папа, на руках которого восседает дочь. А рядом Тимур, тоже папу держит за руку. У его ноги скачет собачка. Небольшая такая. По колено примерно.

Венера со своими домашними крепко повздорила. Но упрямица дочь картинку над кроваткой прикрепила. С железной логикой, между прочим.

- Постель моя?

- Твоя.

- Стена над ней тоже моя. Что хочу, то и вешаю.

Попробуйте переспорить. И это в пять лет характер. Чего ждать дальше?

Дело было под новый год.

Фото: наш друг и соавтор  Татьяна Жукова

«Скорая» увезла соседа. Одинокий пенсионер, ребенок войны – Семеныч, был детдомовским. Жил без детей внуков, которых просто не имел, с маленькой беспородной собачкой.

Помесь не пойми кого: белые в черных точках лапки, смешная мордочка.

Венера собачонку не боялась, та была чуть выше щиколотки, сантиметров двадцать в холке, хлипкая на вид. Голос подавала редко. Не мерзкий звонок, разрывающийся по поводу и без, как часто бывает с маленькими псинами, а обаятельное добродушное существо.

Чапа славная собака-улыбака по мнению всего подъезда, вернее даже дома, реально умела растягивать пасть не с угрозой, а показывая, что довольна жизнью и радуется. Здоровалась с кучей народа. И дружила с человеческой малышней.

Иногда скулила. Если кто-то хватал за хвост, или душил в объятиях. Вырывалась, пряталась за ноги Семеныча. Могла шустро отбежать в сторону. Хозяин выгуливал Чапу без поводка.

Венера хорошо знала животное, видела чуть не каждый день.

И возможно была единственным человеком в доме, который ни разу собаку-улыбаку по имени не назвал и не погладил.

Коллажи: специально для этой истории - Елизавета Легостаева.  Фото для коллажей из личных архивов Натали Шумак, Татьяны Жуковой и из сети

Так вот: Семеныча увезла «Скорая», дверь в квартиру захлопнули. А забившуюся от шумных посторонних под кровать собачку не заметили. Или пренебрегли. До того ли?

Чапа начала скулить примерно через двое суток. Сергей жене сказал просто.

- Надо спасти. Нехорошо.

- Что нехорошо? – вызверилась Венера.

- Если мы будем слушать, как страдает и умирает животное, если это будут слышать наши дети. Согласна?

Венера обхватила себя руками за плечи. Сергей не отставал.

- Нельзя. Понимаешь?

В итоге она кивнула. А куда деваться. Муж был прав со всех сторон.

Венера не стала прикрываться тем, что собака нечистое животное, которое дома держать нельзя. Она раньше уже пробовала несколько раз. Но на детей и мужа аргумент не действовал.

Сергей жену обнял. Поцеловал в макушку.

- Она у нас не останется. Я уверен, что Семеныч выпишется. Это железный старик, до ста лет дотянет.

Итак. Муж вышел на балкон. Тут Венера поняла - на что подписалась. Спасательная операция с риском для жизни ее категорически не устраивала. Ухватила Сергея за руку.

- Нет! На это я не согласна. Через балкон ты не полезешь. Этаж не первый. Нет!

- А как?

- Откроем замок.

Был у Венеры талант – уговорить кого угодно, на что угодно. Сбоило только с домашними. Вы уже в курсе.

А вот вызванный слесарь Дядя Женя сдался быстро. Несколько умильных взглядов. Ласковый голос…

И? Вскрыл дверь за десять секунд. Сергей вошел внутрь вместе с ним. Вынес Чапу. Показал, что руки пустые, больше ничего не трогал. Слесарь дверь захлопнул снова, взял свои пятьсот рублей и проворчал, что он ничего такого не делал. А собачка просто сама выбежала в подъезд еще два дня назад, когда старика забирали.

- Ясно вам?

- Само собой, Дядь Жень. Само собой.

- Так все и было!, – подтвердила снова вся из себя суровая Венера. Словно это не она только что глазами сверкала и нежно ворковала, подбивая человека на преступление.

Чапа висела в руках Сергея скомканной черной тряпкой. Глаза закрыты. Хвостик неподвижен. Даже Венера прониклась. Хоть виду и не подала.

Пошла вперед мужа. Загремела на кухне посудой. Нашла две миски, которые не жалко. Налила в одну воду. Поставила у батареи.

Сергей положил собачку на пол. Намочил палец. Провел им по губам, по мордочке. Чапа открыла глаза.

Не сразу, но стала пить. Лежа сунула морду в миску. Секунд через десять встала, забулькала активно. Но воды пока дали немного. А через час налили половину миски. Еще через час покормили.

Радостная Чапа включила Собаку-улыбаку. Всем показывала, как довольна спасением. А от Венеры на всякий случай держалась поодаль. Хватало мозгов понять, что женщина ей не рада.

Вечером тридцать первого декабря все были заняты делом.

Сергей принес домой пакет мандаринов, сколько то шоколадных подарков – на работе выдали. Невероятной красоты блокноты и блокнотики для Венеры, она их просто обожала самые разные - лишь бы с узорами, яркие.

Коллажи: специально для этой истории - Елизавета Легостаева.  Фото для коллажей из личных архивов Натали Шумак, Татьяны Жуковой и из сети

Дочери кисти, краски, бумагу, фломастеры, мелки – целый пакет прибамбасов для юного творца и сладости. Сыну - новые кроссовки и запчасти для его роликов: то ли ключи, то ли колеса. Венера в это не вникала.

Таня зашуршала сладкими подарками. Венера у нее почти все отобрала, но что-то дочь успела стянуть. Ушла в комнату и вроде как села рисовать. Новые краски же надо опробовать.

Венера резала салаты. Тимурчик маме помогал.

В четыре руки дело быстрей идет. А с ножом потомок каких-то там ханов (если верить семейным легендам о предках) управлялся просто замечательно. Крутил в руке, выделывался, резал быстро и аккуратно. И не хочешь, а залюбуешься. Ножик, как продолжение руки. Талант.

Сергей закрылся в ванной. Семья, не спеша, готовилась к ужину.

Из комнаты выскочила Чапа. Бросилась к ногам Венеры. Та решила, что собака просит колбасу, отпихнула.

- Не лезь!

Чапа заскулила. Залаяла, выбежала в центр кухни. Венера прикрикнула на непослушную псину.

- А ну пошла вон!

И показала в прихожую. Там коврик положили.

- Место!

Чапа думала не больше секунды. Бросилась к Венере, быстро вонзила острые мелкие зубки в ногу и побежала прочь, но не в прихожую, в комнату.

Злая Венера погналась за хулиганкой.

И… увидела Таню.

Девочка лежала на полу. Обе руки у горла. Тихий едва слышный хрип. Багровое лицо.

Чапа заскулила, лизнула ребенка в щеку, отпрыгнула в сторону. Венера озираясь увидела рассыпанные на столе круглые леденцы.

Это было озарение. Дочь подавилась!

Учительница начальных классов дурой неграмотной не была. В рот ребенку пальцами не полезла. Схватила малышку за ноги, стала трясти. Энергично. Рыдать и пугаться она будет позже. А сейчас резкие рывки. Вверх. Вниз.

Леденец вылетел. Таня шумно заревела. В комнату, наконец, прибежал Тимур. Отобрал сестру у матери, которая продолжала держать ребенка за ноги.

Таня сидела на полу, заливалась слезами. Тимур сестру обнимал, гладил по голове и утешал. Он вообще не понял, что произошло. Чапа забилась под стол. Вошел мокрый Сергей в халате.

- Что случилось?

- Ничего. Уже ничего. Все хорошо.

Венера нашла глазами собачку. И позвала срывающимся голосом.

- Иди ко мне. Чапа. Иди. Иди сюда.

Чапа забурилась как можно глубже и не послушалась. Ну вас всех на фиг, что у вас у людей в голове? Разве разберешь?

Венера подняла с пола мокрый леденец. Показала Сергею. Тимур тоже увидел и до него первого дошло.

- Мама! Мама!

Снова в голос заревела примолкнувшая было Таня.

Тимур криком и жестами, пояснял отцу, что тут случилось. А Венера пошла в ванную умываться. Ее трясло. Зубы лязгали от нахлынувшего ужаса.

Чапа в руки Венере не давалась еще пару часов. Но к Тане на зов подошла. Вылезла.

Готовить Венера не смогла. Дрожали пальцы, немели кисти. После того, как порезалась второй раз и разбила пятую тарелку, - данный факт дошел до мужской части семьи. Тимур с Сергеем взялись за дело сами. Отодвинули стрессующую Венеру.

Муж сунул жене в руку бокал сухого вина.

- Мать. Лечи нервы. Мы сами.

Под бой Курантов Венера загадывала только одно желание. Пусть и дальше ей везет. Вот так же, как этим вечером. Чтобы близкие были здоровы. Если можно. Это же счастье! Другого и не надо.

Зацелованная детьми и закормленная мужем Чапа пузатой тушкой лежала не на коврике в прихожей, а в комнате на диване в подушках. С царским выражением хитрой мордочки и готовностью к улыбке.

Утром первого января над кроватью художницы появился портрет. Чапа была изображена не целиком. Одна морда. Оскал Тане удался. Вызывал нервную дрожь. Черная башка в два раза больше реальной и клыки размером в палец.

Будто мастиф какой-то рычит. А не мелочь добродушная улыбается. Но чего с художника взять? Она так видит.

ЗЫ: Семеныч скоро выписался. Он действительно поправился и забрал свою любимицу.

Сергей уговорил жену не на овчарку. Это все же чересчур. На песика точь в точь как в фильме «Маска».

Венера не с горя, но махнув рукой на все сразу, завела себе кота. Рыжего, как солнышко. У помойки подобрала, вылечила, выходила.

Этот новый год семья празднует в новом составе.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх