Друг

7 767 подписчиков

Космос

Космос

Космос

Ярик рос слабым. Хрупкие кости, бледная кожа. Какой-то неведомый сбой на генетическом уровне, не оставлявший мальчишке шанса на нормальную жизнь. Ставшие привычными люди в белых халатах, уколы, горсти таблеток на прикроватной тумбочке и стерильная чистота в квартире.

Уставшие родители, бесконечные поиски правильного лекарства, больничные палаты, домашнее обучение и зародившаяся в возрасте десяти лет заветная мечта.

Ярик грезил о Космосе. О бескрайних, наполненных чернильной темнотой просторах, о ярких, ослепляющих глаза вспышках галактик, о далекой россыпи отсвечивающих холодным блеском звезд и о собственном космическом корабле, на котором он обязательно будет отважным, спешащим навстречу приключениям, капитаном.

Космос

Родители о мечте знали. Десятками закупали диски с фильмами о звездных войнах, забирали с почтового отделения выписанные космические журналы, читали перед сном Ярику истории великих космонавтов и тяжело вздыхали, сидя на погруженной в темноту кухне, понимая, что мечте единственного и любимого сына не суждено исполниться никогда.

Ну какой из него космонавт с его-то здоровьем. Коварная неизвестная болезнь едва ли оставляла сыну шанс на нормальную жизнь с необременительной сидячей работой и бесконечной окружающей его стерильностью, от которой Ярик медленно сходил с ума.

Но, в отличие от мамы с папой, сам маленький Ярик не отчаивался. С рвением выполнял заданные учителями задания, залпом проглатывал статьи в научных журналах, закрашивал черным карандашом белые клетки тетрадных листов, чтоб уже спустя минуту нанести на чернильную тьму яркими красками россыпь мерцающих звезд, и продолжал мечтать.

Когда Ярику исполнилось пятнадцать, болезнь обострилась. И в один из дней мальчик не смог утром подняться с кровати. Приехавший врач выписал новую порцию лекарств, и уставшая, почти обессилевшая мама, поцеловав уснувшего сына, вновь побрела в сторону аптеки, находившейся в двух кварталах от дома.

Морозный воздух холодил горящие отчаянием щеки и пробирался под ворот клетчатого подбитого мехом пальто. Искрящийся снег слепил глаза, из которых непрерывным ручейком бежали горькие слезы, и, подслеповато щурясь, женщина чуть было не наступила на метнувшийся к ней со стороны дороги маленький черный клубок.

Космос

Заиндевевшая, словно посеребренная на кончиках шерстка, открывающаяся в беззвучном крике пасть с выглядывающим кончиком розового язычка и глаза… Огромные, на полмордочки глаза невероятного синего цвета, смотрящие на нее с непередаваемой мольбой и надеждой.

Надо было уйти. Переступить, ускорить шаг и, не оглядываясь, скрыться в соседнем дворе. Сделать вид, что ничего не было. Показалось. Потому что нельзя. Стерильно. И уснувший в комнате Ярик слишком слаб, и у нее совсем не осталось сил…

Но Маргарита Сергеевна сделала по-другому. Наклонилась, ловким движением засунула черный клубок за пазуху и, продолжив путь до уже виднеющейся аптеки, почему-то подумала о несбыточной мечте лежащего дома сына. О бескрайнем Космосе и разноцветных галактиках, о чернильной темноте и синих звездах, о том, что все великое всегда начинается с маленького. С незаметного. Неважного. Такого, как пригревшийся у нее за пазухой бездомный, чудом выживший на этом морозе синеглазый котенок.

Ярик назвал его Космосом. Ослабшими руками прижал находку к груди и впервые за эту неделю уснул крепким спокойным сном. Отец, Семен Николаевич, промолчал. А вот лечащий врач, наоборот, высказался и потребовал немедленно избавиться. Но Маргарита Сергеевна не послушала. А Ярик не отдал.

И с того самого дня в небольшой стерильной квартире появился новый хвостатый жилец. Маленький Космос быстро нашел общий язык со слабым подростком. Сутками напролет не отходил от своего нового хозяина и ночами засыпал исключительно на груди мальчишки, осторожно кладя мягкие лапы ему на плечо.

Космос

А утром, вместе с пробравшимися в комнату солнечными лучами, лукаво смотрел на Ярика бесконечно синими глазами. Котенок быстро набрал вес, распушил куцую блеклую шерстку и на радость всей семье постоянно мурчал, будто спешил поделиться всем, что скопилось в его маленьком одиноком сердечке за такую короткую, почти оборвавшуюся жизнь.

Болезнь отступила. Не исчезла совсем, нет. Затаилась. Но, тем не менее, позволила уставшему Ярику и его родителям вздохнуть полной грудью. Ярик с отличием закончил домашнее обучение и благодаря поддержке близких людей и одного не менее близкого хвостатого друга поступил на факультет художественной литературы.

В девятнадцать лет он написал свой первый рассказ. Краткий очерк о Космосе неожиданно взорвал интернет тысячами комментариев, а вставленная в рамку грамота от руководства литературного кружка теперь висела на стене рядом с фотографией синеглазого Космоса, на которой он, свернувшись клубком, привычно щурил на мир бездонные космические глаза.

Спустя несколько лет на полках книжных магазинов появилась серия книг, в жанре космической фантастики, со страниц которых на читателей смотрели бравые капитаны космических кораблей и покоряющиеся им далекие галактики. А рядом с висящим на стене дипломом появились новые награды.

Ярик стал популярен. Его истории о Космосе залпом читали не только входящие в пору взросления подростки, но и уже возмужавшие, добившиеся определенных высот люди. Над его работами спорили известные критики. Ему присылали предложения о сотрудничестве крупные издательства, писали теплые письма читатели.

И все они задавались вопросом - откуда он, человек, никогда не покидавший земли, черпает знания для своих книг. И только Маргарита Сергеевна, молча радуясь за сына и беря в руки очередное произведение своего ребенка, благодарно гладила пальцами притаившегося в углу каждой обложки черного, неприметного кота…

Космос

Эта конференция отличалась от других. Полный зал, подсвеченная, утопающая в софитах сцена. Приятная, чуть приглушенная, ласкающая слух музыка и, выходящие один за другим, авторы. Восемь номинаций. Восемь значимых в писательских кругах наград. Восемь признаний, возносящих своих обладателей на небывалые высоты творческого мастерства.

Маргарита Сергеевна крепко сжала руку сидящего рядом с ней мужа и с гордостью посмотрела на сцену. Ярик был там.

Лучший писатель-фантаст десятилетия стоял на сцене, бережно прижимая к груди пушистого друга, по привычке закинувшего лапы на хозяйские плечи. Отвечал на вопросы, улыбался, подписывал протянутые ему книги и бесконечно походил на сумевшего исполнить свою мечту человека.

Их мальчик вопреки всему покорил свой Космос. Постоял за штурвалом космического корабля, открыл бессчётное количество новых галактик. И когда-нибудь он обязательно расскажет читателям о том, как ему это удалось.

О бескрайних звёздных просторах, которые все это время были с ним рядом. О великих черных дырах и мириадах горящих звезд, неотрывно смотрящих на него глазами черного, замерзшего котенка.

Космос

Однажды он обязательно напишет эту историю. Историю, в которой так и не сумевший стать космонавтом мальчишка сумел сделать гораздо больше. Ярик подарил Космос другим. Недостижимый Космос, живущий в глазах спасенного с улицы, жмущегося к нему синеглазого кота.

Автор ОЛЬГА СУСЛИНА (ВКонтакте)

 

Ссылка на первоисточник
Китай представил ядерную ракету, превосходящую аналоги России и США

Картина дня

наверх